Запись героев Великой Отечественной войны в «Бессмертный полк – Москва» продолжается

Позади полумиллионное шествие «Бессмертного полка – Москва», парад на главной площади страны и юбилейный День Победы, однако «комплектование» электронной Книги памяти на этом не заканчивается. Вписать имена героев Великой Отечественной войны по-прежнему можно в офисах «Мои документы» или на сайте polkmoskva.ru.

Итоги «Бессмертного полка – Москва» в День Победы показали, что проект оказался востребован сотнями тысяч россиян, которые прошли по главным улицам города с портретами своих героев. Больше того, уже сейчас десятки тысяч человек, которые в этот раз были всего лишь зрителями триумфального шествия, вдохновленные масштабом акции, заявили о своем намерении влиться в колонны в будущем году.

«Я была счастлива оказаться в рядах «Бессмертного полка», это самая патриотичная, самая зрелищная, самая масштабная и самая символичная акция, в которой мне когда-либо приходилось принимать участие. Но важнее всего то, что она побудила меня заглянуть в прошлое своей семьи, благодаря чему узнала уникальные подробности боевого пути прадедов, внесших вклад в Победу нашей страны в Великой Отечественной войне».

Одним из пятисот тысяч участников акции «Бессмертный полк – Москва» стала корреспондент «Севера столицы» Екатерина Данилова.

– Мало кому из моих ровесников, тридцатилетних, довелось повидать своих прадедов: многие погибли на войне, а с теми, кто дошел до Победы, мы разминулись на несколько лет. В 41‑м на фронт отправились четыре моих прадеда, двое пропали без вести, один погиб и лишь мамин дед вернулся. Каждый повоевал: кто‑то месяц, кто‑то год, но так ли важно количество дней на войне? Все они внесли свой вклад в Победу, и пусть бабушкин отец успел выпустить лишь одну пулю, я верю: она повлияла на исход битвы. С этими мыслями я встала в ряды «Бессмертного полка», одна из 500 тысяч, решивших пронести портреты своих героев по главной площади страны.

Признаюсь: до этой весны я почти ничего не знала о своих героях. О войне мне когда-то рассказывала бабушка, но в 41-м ей не было и семи, о своем отце она толком ничего не знала. Тот ушел на фронт в 41-м, остались пара фотокарточек и похоронка. При жизни бабушке так и не довелось узнать, какой вклад ее папа внес в Победу, но за нее это сделали мы – ее внуки. Благодаря проекту «Бессмертный полк». Желание вписать в него имена родных толкнуло меня сначала на расспросы родителей, потом – на поиски информации на сайтах Минобороны obd-memorial.ru и podvignaroda.mil.ru.

33-летний Егор Горбунов ушел на фронт в июне 1941 года. Призывался из Воронежской области, служил в 417-й стрелковой дивизии, той самой, которая участвовала в битве за Кавказ. В конце августа 1942 года немцы взяли Моздок и шли на Орджоникидзе (Владикавказ), пытаясь форсировать Терек. На его берегах, недалеко от станицы Терская, в середине сентября погиб мой прадед.

Об отце деда по папиной линии Иване Татьянином известно немногое, в семье не осталось ни одной его фотокарточки. Уходил на фронт из Воронежской области. Номер полевой почты указывает на то, что прадед служил в 280-й стрелковой дивизии, которая в конце сентября – начале октября оказалась в окружении. Прадед пропал без вести. Меньше всего мне известно о белорусском прадеде Петре Девяткине. 34-летний солдат был призван на фронт в июне 41-го из Борисова. Прошел войну стрелком, пропал без вести в 44-м.

Иван Нечволодов – единственный, кого судьба уберегла. На фронте оказался в 27 лет, «лечил» «катюши», пулеметы и другие боевые орудия. Швейная машинка «Зингер» и аккордеон «Вельтмайстер», которые офицер привез из Германии жене, и по сей день остаются семейными реликвиями. О войне Иван Митрофанович говорить не любил. Его участие в Великой Отечественной выдавали лишь медали на праздничном пиджаке, одна из них – «За отвагу». Ее он получил в мае 1945 года после взятия Берлина. На тот момент гвардии младший техник-лейтенант Иван Нечволодов был начальником артиллерийской мастерской 166-го Гвардейского зенитного артиллерийского Краснознаменного полка. После войны работал слесарем-наладчиком на одном из предприятий Липецка. Мастер на все руки, ремонтировал часовые механизмы, музыкальные инструменты, отливал колокола и даже шил.

…Держа в руках портреты своих прадедов – к сожалению, в рядах «Бессмертного полка» удалось пронести только две фотографии – я, наверное, впервые ощутила сопричастность своей семьи к Победе, впервые соотнесла себя с Великой Отечественной войной. Пока колонна очень медленно шла по Тверской улице до Красной площади, мы пели, скандировали «ура» и «спасибо», а я то и дело закрывала глаза и будто видела, как мои прадеды самоотверженно отражают удары врага. Мне хотелось рассказать всем вокруг о том, что моя семья сделала для Победы. И такая я была не одна. Тысячи историй, тысячи судеб, тысячи фотографий. Герои, обреченные на бессмертие.

Источник — «Газета Северного округа «Север столицы»

Поделиться записью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •