Я спрашивала у папы: «Как можно было в 18 лет пройти ад войны — не сломавшись, оставаясь нормальным человеком?»

Мой папа, Иван Михайлович Бондарев, родился 20 ноября 1925 года и жил с родителями и сестрами в Азове. В феврале 1943 года через Азов проходили войска, чтобы по льду Дона направиться на Таганрог. С ними десятиклассник Иван отправился воевать добровольцем. Вскоре смекалистый рядовой Бондарев был направлен на учебу в Ленинградское артиллерийское училище, по окончании которого был назначен командиром взвода управления 323-го гвардейского истребительно-противотанкового полка 8-й отдельной гвардейской ИПТА бригады резерва Главного командования и участвовал во всех боях части от правобережья Украины до взятия Берлина и освобождения Праги.

Гвардии лейтенант Бондарев награжден орденами Красной Звезды и боевого Красного Знамени, многими медалями, а ведь в мае 1945 года ему было только 19 с половиной лет! Во время военных действий Ивану приходилось доставлять в медсанбат раненых бойцов, он видел, как самоотверженно работают врачи и медсестры и решил стать медиком. После демобилизации он сам готовился к поступлению в Ростовский мединститут; поступил сразу, учился на отлично, на старших курсах получал сталинскую стипендию.

1945 год. Таким Иван Бондарев встретил Победу

1945 год. Таким Иван Бондарев встретил Победу

О папе можно рассказывать бесконечно: столько событий и интересных эпизодов было в его жизни. Так, он уже к окончанию института подготовил кандидатскую диссертацию, как талантливый ученый прошел по конкурсу и в 1962 году стал работать в Московском НИИ туберкулеза — сначала в должности заведующего экспериментальной лабораторией, а с 1968 по 1980 год — в должности директора института. Он защитил докторскую диссертацию, опубликовал более 500 научных статей, а также монографии, рекомендации, получил 46 авторских свидетельств на изобретения. 1968 году он стал профессором, чуть позже получил звание заслуженного деятеля науки. По его идеям и при его личном участии разрабатывались новые формы противотуберкулезных препаратов и методы лечения туберкулеза, которые затем применялись на практике. Хотя жил он не только наукой, а был настоящим главой семьи: мог починить все — от замка до люстры или испечь блинов, в четыре года обучил меня грамоте; а маму заставил заняться обобщением собранного ею научного материала, и в результате она с успехом защитила докторскую…

В 1947 году отец написал в местную газету заметку о некоторых событиях, пережитых им во время войны; но ему не поверили, заметку вернули с резолюцией: то, что вы описали, произойти не могло. И правда, многие его рассказы в мирное время звучат как фантастика: как на Сандамирском плацдарме они вкапывали пушки в мерзлую землю, как во взятом уже Берлине ему и его другу сдались в плен 250 фашистов, и они вдвоем сдали их колонну…

Газеты не хватило бы на все его рассказы! Я спрашивала у папы: «Как можно было в 18 лет пройти ад войны — не сломавшись, оставаясь нормальным человеком?» Он отвечал, что никогда не забывал о возможности погибнуть в любую минуту, но, как и все, мечтал о жизни в мирное время, после Победы, в которой никто никогда не сомневался. Его не стало в 2010 году.

Он до последнего дня гордился тем, что он — гвардии лейтенант и Победитель! И я считаю 9 Мая настоящим, не придуманным праздником, который дали нам всем мой папа и все люди, боровшиеся с фашизмом.

Источник — «Вечерняя Москва»

Поделиться записью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •