«Высланные вам 154 рубля остались после смерти вашего мужа…»

Менгажетдинов Кешафетдин — мой двоюродный дед.

Я долго искала следы деда Кешафетдина. Он много раз упоминался в ОБД «Мемориал». Сначала, казалось, сведения, полученные с сайта министерства обороны, стопроцентно правильные и не подлежат сомнению. 50 КП 53 КД. Умер от ран в ППГ 576 08.12.1941г. Исходя из этих данных, он служил в Ставропольском кавалерийском полку. Однако была несостыковка: когда он умирал в госпитале, его дивизия воевала на Западном фронте. На это указали мне многие поисковики. Прошёл, наверное, год, и нашлись прямые потомки Кешафетдина, которые показали мне хранящиеся в семье документы. Весточка пришла от внука Кешафетдина Александра Белоконя, проживающего в г. Калининграде.

Менгажетдинов Кешафетдин

Менгажетдинов Кешафетдин

Эти документы кардинально поменяли подход к поиску. Факты таковы: 25 января 1942 года пишут в документе, его ранило в бою под Аграфеновкой Ростовской области и он находится на излечении в госпитале. Подпись начальника штаба 188 КП. Потом деньги, остававшиеся у него, выслали жене, с письмом, в котором говорится:

«Высланные вам 154 рубля остались после смерти вашего мужа. Муж ваш, геройски сражаясь, был ранен и от ранения скончался в госпитале. Похоронен Менгажетдинов К. В г. Шахты Ростовской области».

Подписи заведующего делопроизводством и техника — интенданта 1 ранга 576 ППГ. Всё поменялось и встало на свои места.

66 кавалерийская дивизия была сформирована в августе 1941 года в СКВО, г. Армавир. В составе дивизии 179-й, 187-й, 188-й кавполки.

Командир: полковник В.И. Григорович (20.8.1941-3.4.1942). Открываю книгу Владимира Афанасенко «56-я армия в боях за Ростов. Первая победа Красной армии. Октябрь-декабрь 1941». Вот некоторые выдержки, в которых упоминается 66 кавдивизия и 188 кав полк:

«Формировaвшиеся нa территории СКВО 66-я Армaвирскaя и 68-я Донскaя легкие кaвaлерийские дивизии (по 3,5 тыс. человек в кaждой) тaкже получили прикaз срочно выдвинуться нa Дон для прикрытия перепрaв в полосе между стaницей Бaгaевской и Азовом. Вооружение и снaряжение они тaкже получaли в ходе мaршa, дa и то не в штaтном количестве. Но других сил поблизости не было.

Необстрелянные и не имевшие боевого опытa пехотинцы 339-й, кaвaлеристы 35, 56 и 66-й дивизий, не имея ни aртиллерийской поддержки, ни тaнков, бросaлись в бой нaвстречу противнику по степной открытой местности, остaвляя тaкой естественный противотaнковый рубеж, кaк рекa Миус. Нaзвaть тaкое решение прaвильным и рaзумным никaк нельзя.

Утром 17 октября 13-я тaнковaя дивизия и бригaдa СС «Лейбштaндaрт СС Адольф Гитлер» прорвaли оборону 31-й стрелковой дивизии в рaйоне селa Троицкого. Нaчaлись бои нa улицaх и в рaйоне портa. Комaндующий 9-й aрмией генерaл-мaйор Хaритонов отдaл боевое рaспоряжение комaндиру 66-й Армaвирской кaвaлерийской дивизии полковнику В. И. Григоровичу: «Подчинив себе 23-й стрелковый полк 51-й стрелковой дивизии, сводной группой в состaве 188-го кaвaлерийского полкa и 23-го стрелкового полкa в 15.30 с рубежa: высотa 82,7- кургaн Соленый (высотa 107) aтaковaть в нaпрaвлении: кургaн Армянский, стaнция Кошкино, во флaнг противникa, нaступaющего нa Тaгaнрог».

Бой легкой конницы и пехоты с тaнкaми и бронемaшинaми 13-й тaнковой дивизии преврaтился в нaстоящую бойню. Но жертвеннaя aтaкa кaвaлеристов помоглa остaткaм 31-й дивизии отойти зa Сaмбек, a курсaнтaм Ростовского пехотного училищa — прорвaться из селa Покровского к кургaну Соленому.

Прикaз комaндиру 66-й Армaвирской кaвaлерийской дивизии полковнику В. И. Григоровичу aтaковaть двумя полкaми тaнковые колонны немцев для предотврaщения окружения 31-й Стaлингрaдской дивизии был невольным жестом отчaяния — ничего другого в подчинении комaндующего 9-й aрмией в тот момент не имелось. Стaринное прaвило русских воинов «Сaм погибaй, a товaрищa выручaй!» срaботaло и нa этот рaз. Вот только ценa былa непомерно высокa… (Приводится такой факт – за два только дня погибли около 2 тыс человек)».

Ещё свидетельство с упоминанием Аграфеновки в книге Ильи Борисовича Мощанского «Остановить танки!»:

«66-я кавалерийская дивизия с 35-м стрелковым полком 30-й дивизии обороняла рубеж Чистополье, Стоянов, Шахов; 188-й кавалерийский полк находился во втором эшелоне, в районе Генеральское.

В последующие дни (7 и 8 ноября) 1941 немецкие войска направили свои усилия на овладение районом Дьяково, Бобриково с тем, чтобы впоследствии, прикрывшись с севера частями 49-го горнострелкового корпуса и дивизией СС «Викинг», попытаться развивать удар в направлении Аграфеновка, Шахты и далее — на Новочеркасск, Ростов. Борьба, развернувшаяся 6 ноября в глубине оборонительной полосы, оказала большое влияние на дальнейшее развитие событий. Нашим войскам, правда, не удалось ликвидировать немецкий клин. Немцы закрепились в районе Аграфеновка, Борило-Крепинская, Астахово, Доброполье. Но они сумели предотвратить расширение этого клина и тем самым не позволили противнику придать достигнутому им успеху оперативное значение».

Потом попадает в руки статья в газете с воспоминаниями Марии Павловны Кравченко (в войну Цебренко):

«Попала в окружение наша 66-я кавалерийская дивизия, в том числе и 188-й полк, в котором я была санинструктором. Командованием принято решение вывезти из окружения тяжелораненых, а сколько их было, никто точно не знал. Сформировали обоз, возглавить который должен был военный фельдшер Сергей Коновалов. Оставались считанные минуты до отправки обоза, когда старшим политруком полка отменяется распоряжение полкового врача и меня, санинструктора Машу Цебренко (девичья фамилия Марии Павловны), ставят во главе санитарного обоза. Я была единственной девушкой в полку. Обоз состоял из 12 повозок, в каждой от 3 до 5 человек. Под покровом ночи двинулись по проселочным дорогам в сторону Ростова, помня о том, что на юге, на реке Миус, продолжали насмерть стоять шахтерские дивизии, удерживая за собой оборонительные рубежи. После четырехсуточного перехода, уже ближе к родным местам, произошла встреча с медсанбатом соседней 68-й кавалерийской дивизии, передвигавшейся на санитарных конках. Со слезами на глазах от радости встречи я уговорила старшего врача принять под свое крыло и наш обоз.» (Возможно, в обозе лежал и раненный Менгажетдинов Кешафетдин?)

В начале 1942 г. ее родной 188-й полк в составе 66-й кавдивизии был срочно снят с обороны на р. Миус и переброшен в район Харькова. Но деда с ними уже не было.
Если путь дивизии и полка можно ещё проследить по книгам и воспоминаниям, то остаётся большой загадкой, где боец похоронен. Знающие поисковики уверены, что умершие в госпиталях, в том числе и в г Шахты, были похоронены на городском кладбище. В больших братских могилах, которые есть в городе, имени его в списках нет.

Менгажетдинов Кешафетдин

Менгажетдинов Кешафетдин

Пока штудировала книги, пришёл ответ из филиала Центрального архива (военно-медицинских документов) министерства обороны России из Санкт-Петербурга с коротким и не оставляющим надежды ответом: «Документов госпиталя 576 за 1941 год на хранении в архиве нет». Или отнеслись формально, ведь речь шла о декабре 1941 — январе 1942, приложены были документы того времени, или, действительно, след утерян. Осталась надежда на поисковиков Ростовской области, к которым обратилась за помощью.

О своем герое рассказала Бикбаева (Менгажединова) Румия
Источник — «Бессмертный полк — Москва»

Поделиться записью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •