«И вот, накануне Нового года, свершилось чудо», — вспоминает Ирина Штыкина

С годами мы все меньше верим в чудеса, а ведь они случаются. Даже на войне, о чем я и хочу рассказать. Потому что об этой истории я думаю каждый Новый год… Мой папа, Иосиф Штыкин, ушел на фронт 23 июня 1941 года. Мы с мамой (я и брат) остались в Симферополе.

Маме, Юлии Ильиничне, тогда было 26 лет. Сколько надежд и сколько радости было у нее, молодой мамы, впереди! Любимый муж, дети… Кто ждал войну? Но она пришла…

Папа ушел на фронт, писал оттуда, но в июле 1941 года перед оккупацией Крыма нашу семью спешно эвакуировали в Сибирь. Я не помню этого времени, но могу себе представить, что это значило для мамы. И дело не в том, что из теплого Крыма нас отправили в Свердловскую область, под Камышлов, на 240-й участок лесоразработок. В этот момент у многих рухнуло все — привычный быт, уклад. Но эвакуация прервала их с папой переписку и они потерялись. Как тоже случалось нередко. Но это было куда страшнее любых других испытаний.

1948 год. Иосиф Штыкин и его любимая жена Юлия. Судьба испытала их разлукой, потом подарила чудесную встречу и наградила долгими годами счастливой жизни рядом друг с другом

1948 год. Иосиф Штыкин и его любимая жена Юлия. Судьба испытала их разлукой, потом подарила чудесную встречу и наградила долгими годами счастливой жизни рядом друг с другом

В 1943 году на Курской дуге отца тяжело ранили. После фронтового госпиталя его отправили долечиваться в Пермский край, в Верхние Муллы. Приближался Новый год, 1944-й… Папа в госпитале места себе не мог найти и все пытался узнать, где же мы, его семья. Это невероятно, но в госпитале папе все-таки удалось навести справки о том, где может находиться его семья. Узнав это, он просто не поверил своим ушам. Мы были совсем рядом! Командование разрешило солдату навестить жену и детей. И вот, накануне Нового года, свершилось чудо. Я хорошо помню, как мы с братом сидели в бараке и наблюдали, как медленно открывается дверь и входит военный на костылях. Так, в четыре года, я впервые увидела своего отца. Это была такая безграничная радость, совмещенная с Новым годом! Помню, что впервые за войну в тот день я нормально поела, ведь отец приехал не с пустыми руками — привез солдатский паек.

Потом мы переехали в Верхние Муллы и поселились недалеко от госпиталя. Вспоминается концерт в госпитале и как я впервые пела перед ранеными песню «Темная ночь».

Пойдя на поправку, папа вернулся в действующую армию, воевал на Западном фронте и встретил Победу в Кенигсберге (ныне Калининграде) в звании капитана. После войны он еще пять лет служил в Германии, в Веймаре и Эрфурте, и мы приехали к нему и были с ним рядом. А после Германии мы переехали в Куйбышев. Нам везде было хорошо вместе.

1975 год. Подполковник в отставке Иосиф Штыкин

1975 год. Подполковник в отставке Иосиф Штыкин

Папа оставил службу в чине полковника. Они с мамой прожили вместе много лет. Папа ушел в 1996 году, в 85 лет. А мамы не стало чуть позже, в 2002 году, ей было 87. Меня всегда поражало, как много сил было в людях той эпохи, той закалки, в том числе и в моих родителях. Пройдя через тысячи испытаний, они не жаловались на судьбу, а радовались свету и миру. И потому в их жизни и правда нашлось место чуду…

Источник — «Вечерняя Москва»

Поделиться записью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •