Великие бои Клавдии Хмелевой

Моя мама, Клавдия Алексеевна Хмелeва, в девичестве Ашихмина, родилась в 1919 году в Кировской области. В семье было четверо детей, она — старшая, сильно заикалась, потому что бабушку на последнем месяце беременности чуть не подняли «на штыки» солдаты Колчака, разыскивая деда-коммуниста. Маму дразнили «заикой», и она твердо решила стать врачом и вылечиться от заикания. Скажу, забегая вперед, что, став врачом, она вылечила себя и даже была депутатом и выступала с трибуны.

16 августа 1951 года. Клавдия Хмелева с дочкой Галей, автором письма. Фотография из личного архива

16 августа 1951 года. Клавдия Хмелева с дочкой Галей, автором письма. Фотография из личного архива

В 16 лет она поехала в Пермь на рабфак, потом поступила в мединститут. Училась отлично, получала Молотовскую и Сталинскую стипендии. А потом грянула война, на которую она сразу записалась добровольцем.

Мама попала в Сталинград, заведовала противошоковой палатой и была хирургом на передовой. Что она испытала, знает только она и те, кто был с ней рядом на передовой… По утрам после бомбежек они спрашивали друг друга: «Ты еще жив?» Однажды в 1943 году на Украине мама, сопровождая автоколонну с ранеными, попала под артобстрел.

Ее ранило в колено. Она сидела в кабине, истекая кровью. Вдруг из леса вышли «наши». Мама обрадовалась и радостно обратилась к офицеру: «Товарищ офицер!» «Молчи…» — осадил ее он, выругался матом и ударил прикладом по голове. Больше она ничего не помнила. Это были переодетые бандеровцы.

Родные получили на маму похоронку. И ее одежду посылкой. А потом пришла весточка от нее из госпиталя, куда она попала без сознания. Оказалось, наши бойцы разгромили этих бандеровцев и отправили маму и раненых в госпиталь.

Рана была тяжелой. Началась газовая гангрена, маму предупредили о возможной ампутации. Ей было всего 22 года, жить без ноги она не хотела и решила, что раскусит ампулу с ядом, зашитую в воротник на случай плена. Но ей повезло — ногу оставили! В 1944 году она вернулась домой на костылях.

«На память дорогим родным от дочери Клавы». Фото из Сталинграда

«На память дорогим родным от дочери Клавы». Фото из Сталинграда

И началась борьба за жизнь, которую мама выиграла — с помощью бабушки, которая ее невероятно поддерживала.

…Потом опять был фронт, мама окончила войну во Франкфурте-на-Одере капитаном медслужбы. Ее награды — орден Красной Звезды и орден Отечественной войны I степени, а также медали за боевые заслуги. А после войны она работала участковым терапевтом. Всю жизнь.

Ходила пешком, несмотря на ранение, которое очень ее мучило. Она проработала на одном участке всю жизнь, лечила несколько поколений людей. Вот это был настоящий «семейный доктор»! Стоило нам выйти из дома, как к маме тут же бежали люди, что-то спрашивали, и она всегда была ко всем очень внимательна.

Когда я просыпалась, ее уже не было дома, а засыпала — еще не было. Помню, как вечерами мама заполняла медкарты. Дома, не на приеме. На приеме она лечила! Работала она на две ставки, чтобы прокормить семью, потому что папу, Ивана Алексеевича Дягилева, убили, когда мне было три года.

О нем я знаю лишь то, что он был кадровым военным, вернулся с войны весь израненный, без глаза. А убили его при неизвестных обстоятельствах во время командировки в Тайшет. Ему было всего 39 лет. И мама осталась вдовой в 32 года.

Люди очень любили маму.

Как-то 8 марта мы ушли с ней гулять, а вечером, вернувшись, обнаружили перед дверью гору подарков. Она не хотела брать подарки, считала, что это лишнее, а люди хотели благодарить ее, хоть как-то… Прошло уже много лет, как нет мамы на свете, а соседи до сих пор вспоминают ее и говорят: «Жаль, нет Клавдии Алексеевны, не к кому обратиться и спросить, как лечиться!»

Источник — «Вечерняя Москва»

Поделиться записью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •