Василий Лановой собрал в строй «Бессмертный полк»

Среди идейных вдохновителей проведения акции «Бессмертный полк» в Москве на Поклонной горе – Василий Лановой: «Настанет день, и последний солдат Великой Отечественной войны уйдёт в вечность. Кого мы будем обнимать, дарить цветы, благодарить? Кого будут помнить наши дети, внуки и правнуки?» — вещал голос народного артиста СССР в эфире телевидения и радио накануне.

Вопрос «Почему?» для актёра, сыгравшего десятки ролей в кино и театре, озвучившего эпохальный документальный сериал Романа Кармена «Неизвестная война», неуместен. Василий Лановой родом с войны. О таких говорят: детство, опалённое войной. В 1941 году его, семилетнего мальчишку, родители отправили к дедушке и бабушке в Одесскую область.

– Первое, что услышали от деда, едва сошли с поезда утром 23 июня, – «Началась война!»

Обычные детские каникулы стали настоящим испытанием для мальчугана, пройдя которое, он больше не нуждался в разговорах о чести, достоинстве, добре, зле.

– Всё было как в кино, – вспоминает Василий Семёнович день, когда в село пришли немцы. – Первыми появились мотоциклисты. Они ехали нагло, играли на губных гармошках, в касках, пели, что-то кричали, ели яблоки, молочные початки кукурузы, показывали в нашу сторону и хохотали. Когда подъехали к колодцу, то беспардонно разделись догола на виду у всего села и начали обливаться водой. Они вели себя как завоеватели.

– Вам часто приходилось испытывать страх?

– У меня на глазах на снаряде подорвались двое мальчишек. Немцы подкидывали в поле цветные мины, привлекающие внимание детей. Такая попалась и на нашем пути. Меня спасло то, что как младшего отправили за коровой, а сами начали её разбирать. Я уже возвращался, погоняя перед собой скотину, когда прогремел взрыв… Меня отбросило волной, а когда поднялся, увидел издыхающую корову, которая «приняла» на себя осколки и тем самым спасла меня. А как-то немец, который разместился у нас в хате, подарил мне ремень. Надев его, вышел на улицу, а там другой, увидев на мне ремень, приказал отдать. Я отказался. Тогда он над моей головой дал автоматную очередь. Внешне я перенёс это спокойно, но потом долгие годы заикался…

А отец и мать маленького Васи в эти дни в Москве, не ведая о судьбе детей и родителей, работали на химическом заводе. Пока не была налажена автоматическая линия, вручную разливали жидкость для противотанковых гранат. С тех пор стали инвалидами: в конце войны с трудом передвигались и держали кружку в руках. Но, несмотря на плохое здоровье, как только Одессу освободили, мама отправилась в многодневный путь, который сегодня поезд преодолевает за сутки, чтобы забрать детей. До сих пор у Василия Семёновича перед глазами картина: он бежит через всю деревню встречать мать и, не узнавая, пробегает мимо…

Когда вернулся в Москву, зимой с мальчишками на коньках на покрытой льдом улице цеплялся одним крюком за кузов машины, а на другой насаживал кочаны капусты и тягал. Наверное, такие трюки у сегодняшних роллеров вызвали бы бурю восторга и зависти. А тогда к экстриму толкал обычный голод.

…Видимо, оттого мы и любим артистов, шагнувших на сцену с войны. Ведь в плеяде созданных ими образов правда жизни – её зыбкость и сила.

Источник — Ежеквартальный журнал «Прямая речь»

Поделиться записью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •