«В первые же дни у меня было человек 16 тяжелораненых»

Свои воспоминания прислала в редакцию москвичка Лидия Федоровна Пешкова. От Москвы до Вены она прошла медсестрой.

«В июне 1941 года я оканчивала 2-й курс Института иностранных языков в Свердловске. Я сидела в уютном чистом зале здания городского партактива, куда студентам разрешали приходить работать во время экзаменационной сессии. С утра было очень тихо, вдруг часов в 12 в зале зашумели, люди забегали. Радио сообщило о начале войны с Германией. В августе я получила повестку из военкомата. Многие девочки из нашего вуза, и я в их числе, окончили в 1940 году «роковские» курсы медсестер (Российский Красный Крест). Выдали обмундирование солдата: вместо нижнего белья дали нам мужские кальсоны, на голову — пилотки, на ноги — ботинки, вместо чулок — обмотки, которые обматывали ноги до колен. Брюки имели форму галифе. Спустя недели три прислали женскую одежду. На фронт нас вывезли в октябре 1941 года.

Медицинская сестра Лидия Федоровна Пешкова (в центре сверху) с боевыми товарищами

Медицинская сестра Лидия Федоровна Пешкова (в центре сверху) с боевыми товарищами

Настал день, когда наши части должны были вступить в бой. Приходим в деревню, а там осталось от пожара 6–8 домов, которые уже переполнены ранеными. Кому-то надо сменить повязку, другой захотел пить… Только и слышно было: «Сестра, подойди ко мне».

Раненые лежали на соломе или сене… В первые же дни у меня было человек 16 тяжелораненых, сделали серьезные операции; в одном доме лежали 6 бойцов после лапаротомии (операции на животе). Немецкий летчик возвращался после бомбежки домой и увидел красный крест, сбросил бомбу, я в это время была в другой палате.

Прибежала — а они лежат под бревном, потолочной перекладиной. Она упала на всех оперированных. Угасли все на глазах за несколько минут. Медиков тоже бомбили, обстреливали из дальнобойных орудий. Были раненые, многие остались инвалидами. После войны очень рано ушли в лучший из миров. Никогда не забуду, до последнего вздоха, лицо одного молодого человека.

Ему было 28 лет; красивая голова, приятный голос, ему ампутировали обе ноги до пояса и обе руки до плеч. К нам его привезли всего замотанного, как кокон, марлей и бинтами. Этот страдальческий взгляд, одна боль на лице и в глазах. А мне еще не было 18 лет… Я столько плакала в первые дни… Случались эпидемии. Возникла в окопах вшивость.

Нам и это «доставили», позор. Вошки оказались очень резвыми, наглыми. После перевязок мы оказывались облепленными ими; снимали гимнастерки — и начиналась охота. Было еще много всего: и переправа через Дон, потом Ростов, Сталинград, Румыния, Будапешт. Я прошла весь боевой путь 2-го гвардейского мехкорпуса до конца. Война для меня закончилась под Веной».

Лидии Федоровне сейчас 91 год, после войны она 40 лет проработала в вузе, преподавала французский язык.

Источник — «Вечерняя Москва»

Поделиться записью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •