«Сражения на Крымском фронте оставили в душе Фирсова Николая Никитича глубокую психологическую травму»

Фирсов Николай Никитович родился 17 ноября 1921 г. в Москве. В 1941 г. закончил московскую школу № 227, и в сентябре 1941 года стал курсантом Армавирской военной авиационной школы пилотов.

Фирсов Николай Никитович (17.11.1921 года рождения)

Фирсов Николай Никитович (17.11.1921 года рождения)

В начале мая 1942 года, в составе группы, порядка 500 человек курсантов авиашколы, был переброшен на Крымский фронт в район Керчи. Под Керчью был участником боев на Турецком валу. 13 мая 1942 г. получил пулевое ранение ноги, после чего удалось добраться до Аджимушкайских каменоломен. Был эвакуирован на Тамань и после госпиталя продолжал обучение летному мастерству в Армавирской авиашколе.

Фирсов Николай Никитович (фото военных лет)

Фирсов Николай Никитович (фото военных лет)

Будучи летчиком, начиная с октября 1944 г. и до конца войны, в составе одного из Украинских фронтов, участвовал в освобождении Молдавии, Румынии, Сербии, Венгрии. Награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» и орденом Отечественной войны II степени.

После войны продолжил службу в армии до 1951 г. После демобилизации вернулся в Москву и стал работать чертёжником-конструктором, а затем инженером-конструктором.

Умер Фирсов Николай Никитович 24 марта 1988 года.

Николай Никитович всегда был честным тружеником и открытым человеком. Был чрезвычайно скромен, никогда не кичился участием в ВОВ и никогда не пользовался какими-либо привилегиями ветерана войны.

К сожалению, при его жизни, сын и внуки не проявляли повышенного интереса к военному прошлому деда, а он, в силу скромности, сам рассказывал очень мало. Только совсем недавно, после смерти его любимой жены, мы нашли некоторые его записи. В основном, это отдельные письма из переписки с В. В .Абрамовым, автором исследовательских работ по трагедии Керчи и Аджимушкая в годы ВОВ.

Из этих черновиков мы узнали о том, что сражения на Крымском фронте оставили в его душе глубокую психологическую травму, что не только он, но и другие участники этих событий не любят и стараются не вспоминать того, что там происходило, что на всю жизнь осталось огромное чувство вины за то, что приходилось отступать, оставляя на поле боя своих тяжелораненых товарищей. О тяжести тех боев говорит тот факт, что из 500 человек курсантов Армавирской авиашколы вернулись в авиашколу только 50 человек.

Николай Никитич (он не любил, когда его называли Никитович), был моим свёкром. Мне недолго удалось с ним пообщаться, но мне он запомнился, как человек увлекающийся и на редкость рукодельный: всё время что-то изобретал, мастерил (сам сделал токарный станок, сварочную машинку, магнитофон, разборный катамаран для рыбалки и многое другое), помогал соседям по дому со всякими агрегатами – все автомобилисты во дворе обращались к нему. Разумеется, ни о каком вознаграждении за помощь даже и речи никогда не шло, он просто не любил впустую терять время.

Когда он скоропостижно скончался, все соседи по дому переживали, соболезновали и старались нам помочь.

О своем герое рассказала Знаменская Ева
Источник — «Бессмертный полк — Москва»

Поделиться записью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •