«Сорок три минуты продолжался торжественный марш по Красной площади, но за этими минутами – 1418 дней и ночей Великой Отечественной войны»

Я хочу рассказать о своем отце – Мартиросяне Тигране Аветисовиче. Ему, единственному из всего многотысячного рядового и сержантского состава 4-й артиллерийской дивизии, состоящей из шести гвардейских бригад, ему, 21-летнему старшему сержанту, командиру самоходного орудия, была оказана высокая честь принять участие в Параде Победы.

Этот снимок Тиграна Мартиросяна сделан московским фотографом в канун Парада Победы

Этот снимок Тиграна Мартиросяна сделан московским фотографом в канун Парада Победы

Ночью дежурный по дивизиону поднял его, посадил на «додж» и отправил в штаб дивизии. Отсюда, не мешкая, в штаб 1-го Украинского фронта, в Дрезден. И только там ему сообщили, что на него пал выбор представлять гвардию 4-й артиллерийской дивизии на Параде Победы. Тщательный медосмотр (не должно было быть незаживших ран), подгонка нового, с иголочки обмундирования, и две недели усиленных тренировок в парадном строю. В Москву прибыли 10 июня, и там продолжалась усиленная подготовка к параду победителей. Сводным полком 1-го Украинского фронта командовал Герой Советского Союза, генерал-лейтенант Бакланов, батальоном – Герой Советского Союза генерал-майор Волкенштейн. А командиром отделения оказался капитан Борис Зайцев. Тот самый Боря Зайцев, который сидел за одной с ним партой в 10 классе 1-й школы. Такая вот радостная встреча с земляком в торжественном строю победителей, «храбрейших, достойнейших, окончивших с отличием академию Великой Отечественной» – по образному определению моего отца.

В военкомате были категоричны: никакого фронта, пока не исполнится полных восемнадцать лет. А хочешь помочь фронту – вот тебе направление во фронтовую бригаду грузчиков морского порта.

С самого начала перешли на казарменное положение. Работа – главным образом ночью, когда не бомбят. Грузили войска, госпитали, танки, самолеты, орудия, боеприпасы. Грузили на транспортные суда и корабли военно-морского флота.

В мае 1942-го призвали наконец в армию всем десятым классом. Направление – в Орджоникидзевское военное училище, готовившее командиров-пехотинцев, артиллеристов. Может, и сложилась по-иному его судьба, доведись ему закончить военное училище. Может, по военной линии пошла бы его дальнейшая жизнь. Но положение на Северо-Кавказском направлении фронта, летом сорок второго, стало критическим. Немцы взяли Ростов, начали форсировать Дон. И тогда командование, мобилизовав все резервы, в том числе и военные училища, бросило их навстречу немецким полчищам. Ростов удалось вернуть, правда, очень дорогой ценой. О возвращении в училище уже не могло быть и речи, и папа, в составе 17-го артполка, воевал на Северо-Кавказском фронте. Отходили с тяжелыми боями. В августе, под Моздоком, оказали ожесточенное сопротивление наступавшим гитлеровцам. За неполные три недели, орудийный расчет отца (он уже был тогда командиром орудия) подбил семь немецких танков и бронемашин. За эти бои – был удостоен ордена Красной Звезды. Полк затем перебросили на Военно-грузинскую дорогу с задачей – преградить путь фашистам на Баку. Задачу выполнили. Цена за нее: из 1200 человек личного состава артиллерийского полка в строю осталось 70. Там отец получил первое ранение. Лечился вначале в Баку, затем в Ташкенте.

По выздоровлении направили в 1517-й артполк, на правый фланг Орловско-Курской дуги. Мало кому известен факт из истории Второй мировой войны: по «солдатской почте» распространилась «военная тайна» – будет сформирован экспедиционный штурмовой корпус из отборных советских войск. Поскольку союзники объясняют затяжку с открытием второго фронта тем обстоятельством, что в составе их войск мало боевых частей и соединений, способных успешно решать крупномасштабные десантные операции. Сталин обещал посодействовать. Советский экспедиционный корпус надлежало перебросить в Англию с задачей высадиться в Бретани – на западе Франции. Так или иначе, но в марте 44-го начал формироваться штурмовой корпус. Собрали гвардейские части со всех фронтов. Почти все – комсомольцы и коммунисты. В состав корпуса включили 98-ю, 99-ю и 100-ю гвардейские воздушно-десантные дивизии и 1-ю гвардейскую артиллерийскую бригаду. Однако, надобность в посылке в Великобританию 37-экспедиционного корпуса отпала, поскольку союзники 6 июня решились собственными силами открыть, наконец, второй фронт. Экспедиционному корпусу, уже считай, на марше изменили задачу. Ударное это соединение было брошено на разгром белофинской группировки войск, блокирующей нашу территорию на линии Выборг, Онежское и Ладожское озера, река Свирь. Наш берег крутой, а вражеский пологий – сплошные топи, болота, поистине гиблые места. Финны использовали тактику мобильных огневых точек. Только засечешь их орудия, смотришь, через время они палят уже с другого места. И тогда наше командование предприняло соответствующие контрмеры. По траншеям, прорытым из глубины нашего расположения до самого берега реки, протолкали лодки с насаженными на них чучелами и макетами боевой техники. Совершалась имитация форсирования реки. Лодки по реке толкали двенадцать десантников – добровольцев. Желающих было намного больше. Задача этого демонстрационного десанта состояла в том, чтобы оперативно выявить и засечь вражеские огневые средства. Между тем, наши артиллеристы под покровом ночи выкатывали на руках орудия на огневые позиции и были готовы накрыть залпом батареи белофиннов. Противник клюнул на «живца», обрушил массированный огонь по демонстрационному десанту, и тогда, в дело вступили наши пушкари, били по вспышкам финских орудий. Таким образом были подавлены вражеские огневые точки. Это обстоятельство предопределило успех десантной операции. Накануне, перед наступлением, в частях прошли комсомольские и партийные собрания. Заявления о вступлении в партию написали те двенадцать отчаянных десантников, толкавших лодки по реке. Всем им впоследствии было присвоено звание Героев Советского Союза. В ту ночь, с 19 на 20 июля 44-го, был принят в партию (без кандидатского стажа) и командир орудия Тигран Мартиросян. В его память врезалась символическая картина:

На нашем крутом берегу стояла грузовая машина ЗИС-5 с открытыми бортами. Над машиной высилась тонкая стройная березка. А под её сенью стояла Лидия Русланова. И пела. Пела русские народные песни. И рядом, в походном строю проходили десантники, готовившиеся к наступлению. Русланова провожала их песней, вдохновляла на бой и на подвиг.

С тяжелыми боями продвигались километр за километром вперед. Взяли линию Маннергейма, простершуюся в ширину по фронту на 135 километров и в глубину до 95 километров. Поклонились праху павших наших воинов, в суровом 1940-м, прорвавших эту мощно укрепленную оборонительную систему. Потерпев сокрушительное поражение, Финляндия 19 сентября объявила о выходе из войны.
С Карельского фронта артиллерийская дивизия, в которой отважно воевал мой отец, была переброшена на 1-й Украинский фронт. Дивизия участвовала в разгроме немецко-фашистской группы «Северная Украина», в сражениях на Сандомирском плацдарме. В боях за Берлин отважные артиллеристы сражались в составе 3-й танковой армии. После взятия Берлина были еще бои за Дрезден.

На Эльбе гвардейцы встретились с союзниками. И после короткого отдыха, танковая армия устремилась на разгром группировки немецкого генерала Шернера, оккупировавшей Чехословакию. Праздник Великой Победы, старший сержант Тигран Мартиросян, встретил в освобожденной Праге. Из воспоминаний Т.А. Мартиросяна:

«24 июня 1945 года. Торжественным маршем начинается Парад Победы. Впереди сводных полков – Знамя Победы. Мимо трибуны, сводные полки проходили в порядке расположения фронтов. Открыл торжественное шествие полк самого северного фронта – Карельского. За ним следовали сводные полки Ленинградского, 1-го Прибалтийского, 3-го, 2-го и 1-го Белорусских фронтов. Затем шел наш, 1-й Украинский, во главе с командующим фронтом Маршалом Советского Союза И.С. Коневым. Штандарт фронта нес прославленный летчик, воздушный ас, трижды Герой Советского Союза А.И. Покрышкин. Шествие десяти сводных фронтовых полков замыкал сводный батальон моряков ВМФ.

Сорок три минуты продолжался торжественный марш по Красной площади сводных полков-победителей. Но за этими минутами – 1418 дней и ночей Великой Отечественной войны. Парад бессмертных – таким он запомнился мне на всю жизнь.»

О своих героях рассказала Нагулина Галина
Источник — «Бессмертный полк — Москва»

Поделиться записью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •