«Не знаю, как выжил. Все мы были очень молодыми, не понимали цену жизни – она казалась нам вечной»

Я считаю своим долгом, рассказать об отце – Горчилине Юрие Васильевиче. Родившийся в 1922 году, он, как и большинство его сверстников, был мобилизован в ряды Красной Армии в августе 1941 года, то есть в первые месяцы войны.

Горчилин Юрий Васильевич

Горчилин Юрий Васильевич

О войне рассказывать не любил, но в последние годы жизни, смотря по телевизору художественные фильмы на эту тему, а особенно киноленты, в которых идут в атаку наши солдаты с криками «Ура!», плакал, стараясь скрыть свои слёзы от близких. Когда его спрашивали об их причине, то Юрий Васильевич отвечал:

«Не знаю, как выжил. Все мы были очень молодыми, не понимали цену жизни – она казалась нам вечной. А ведь через такую мясорубку прошли, что сейчас страшно».

Хотя воспоминания о войне были скупы, как я уже говорила, но об одном эпизоде, один-единственный раз он рассказал подробно.

Старший сержант Горчилин Юрий Васильевич был связистом

Старший сержант Горчилин Юрий Васильевич был связистом

На войне, старший сержант Горчилин Юрий Васильевич был связистом. В связисты набирали солдат с музыкальным слухом, а папа играл на домре. Во время Сталинградской битвы, зимой 1943 года, ему было приказано наладить связь. Несколько связистов погибли пытаясь её восстановить. Настал черёд связиста Горчилина. Связь он восстановил, но был тяжело ранен в область грудной клетки. Бой продолжался ещё несколько часов. В период затишья санитары пошли собирать тела погибших. Один из санитаров, подойдя к отцу, заметил, что солдат жив. Несколько часов тяжело раненный Юрий Васильевич провёл под непрекращающимся огнём и это при почти сорокаградусном морозе! Зимы тогда были суровыми.

В полевом госпитале в палатке, военный хирург увидев характер ранения, удалять осколок, проникший раненому в грудь в нескольких сантиметрах от сердца, не решился – боялся задеть аорту.

Недолго Юрий Васильевич прибывал в стационарном госпитале – и вновь на поля сражений.

Семейные реликвии: комсомольский билет и записная книжка, которые в момент ранения находились в левом кармане гимнастёрки Горчилина Юрия Васильевича и были пробиты осколком снаряда

Семейные реликвии: комсомольский билет и записная книжка, которые в момент ранения находились в левом кармане гимнастёрки Горчилина Юрия Васильевича и были пробиты осколком снаряда

Как реликвию хранит семья комсомольский билет и записную книжку, которые в момент ранения находились в левом кармане гимнастёрки и были пробиты осколком снаряда. На них запёкшаяся кровь. За 70 с лишним лет она не исчезла с бумажных документов, но из ярко-красной превратилась в тёмно-коричневую, почти чёрную.

Записная книжка старшего сержанта Горчилина Юрия Васильевича

Записная книжка старшего сержанта Горчилина Юрия Васильевича

За мужество в бою и тяжелейшее ранение Юрий Васильевич был награждён орденом Красной Звезды. Однако осколок ему решили не извлекать, и воевать дальше на II Украинский фронт, освобождать Венгрию, Румынию, Болгарию и Чехословакию, старшему сержанту Горчилину пришлось с осколком в груди, прямо рядом с сердцем.
Наверное, из волокон мышечной ткани образовалась капсула, которая не давала осколку возможности двигаться, мешать функционировать другим органам.

Умер папа в возрасте 66 лет в 1988 году от инфаркта и похоронен был с осколком в груди. Возможно, он был для него эхом войны, её частью, которая жила в нём и в мирное время – долгие 45 лет. После демобилизации, в августе 1945 года, как и все оставшиеся в живых призывники 1941 года, он восстанавливал разрушенную экономику страны, честно отработав на одном предприятии 43 года.

О своем герое рассказала Мунина Наталья
Источник — «Бессмертный полк — Москва»

Поделиться записью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •