«Наши придут – передайте, что меня предал Гуляев!»

В доме моего друга Александра Степановича Лисичкина (для меня Саши – мы дружим с 4-х лет) всегда, сколько я помню, висела на стене вот эта написанная маслом картина. Написана она сразу после войны знакомым семьи, художником, с чёрно-белой фотографии. На картине его бабушка и дедушка. Накануне празднования 65-ти летия Победы в Великой Отечественной войне мы решили рассказать их историю. Вот она. Смотрите, читайте.

Марфа Сергеевна и Максим Васильевич Лисичкины

Марфа Сергеевна и Максим Васильевич Лисичкины

В дремучем лесу, на границе Калужской и Смоленской областей, недалеко от г. Юхнова, находится одинокая, но ухоженная могила Марфы Сергеевны и Максима Васильевича Лисичкиных.

Они – самые обычные крестьяне из деревни Лужки (ударение на «у»), располагавшейся в 5 км западнее большого посёлка Климов Завод, что на автодороге Юхнов – Вязьма. В 1966 г., когда пришлось мне побывать в этих красивейших среднерусских местах, в деревне ещё было около десятка домов. Из них лишь в двух жили последние одинокие местные старушки со своими кошками, которые на дух не переносили наше городское угощение – московскую колбасу, но с удовольствием уплетали пустые деревенские щи. Теперь те, кому там в то время побывать не пришлось, узнать о существовании деревни уже не смогут никогда: ныне от неё не осталось и следа. Только несколько диких яблонь и скрытые высокой травой ямы от погребов могут напомнить об этом. А перед войной в деревне было более сотни домов, а местные крестьяне выращивали для страны отличные урожаи высокосортного льна. После войны советские чиновники деревню Лужки сочли «не перспективной»…

Осенью 1941г. в Лужки вошли передовые части немецкой армии, ведущей наступление на Москву. Правильно говорится в русской пословице: «В семье не без урода». Нашлись предатели желавшие выслужиться перед незваной властью. Один из самых рьяных и старательных был назначен фашистами деревенским старостой. Нелегко было терпеть жителям бесчеловечное обращение и тяготы жизни в условиях вражеской оккупации. Но многие, и в их числе Марфа Сергеевна и Максим Васильевич, верили, что это продлится недолго, захватчики будут изгнаны. Всем, чем могли, старались они приблизить этот момент: по возможности помогали местным партизанам продуктами, прятали их в своём доме. Фашисты догадывались об этом. Однажды Марфу Сергеевну немецкий офицер спросил с усмешкой:

«Что, бабка, веришь, что твои сыновья придут тебя освобождать?» На что она с вызовом ответила: « Конечно, жду!»

Возможно, этот случай и стал первым шагом к погибели: фашист запомнил. За стариками стали ещё пристальнее следить.

К 1942 г. ситуация на фронте стала кардинально меняться. Наша армия погнала фашистов от Москвы на запад.

Фашистский прихвостень, староста, желая выслужиться, сообщил своим хозяевам, что Лисичкины помогают партизанам, да и к тому же у них дети коммунисты, а внуки участвуют в боевых действиях в рядах Советской Армии. И верно: сыновья, Александр Максимович – полковник железнодорожных войск, Степан Максимович – директор важного оборонного завода, Сергей Максимович – инженер-строитель, внуки, Александр Прокофьевич – командир бомбардировщика ТБ-3, Алексей Прокофьевич – командир артиллерийской батареи, Пётр Прокофьевич – армейский разведчик.

И фашистские изверги, чувствуя, что недолго им осталось хозяйничать на этой земле, в назидание непокорённому населению, решили расстрелять стариков.

6 марта 1942 г., рано поутру, в почти зимний мороз, их вывели из избы на крыльцо без верхней одежды, босиком. Жителей деревни согнали на улицу смотреть на показательную казнь.

Максим Васильевич с крыльца крикнул в толпу односельчан:

«Наши придут – передайте, что меня предал Гуляев!»

Он ни на минуту не сомневался, что наши придут!

Босых стариков завели по заснеженной деревянной дороге в лес между деревнями Лужки и Горбачи и хладнокровно расстреляли. А было им по 78 лет! И это те, кто мыслил себя элитой человечества! И это храбрые воины? Не в бою, а так по злобе, убить беззащитных, но гордых стариков!

Первыми из наших пришли в деревню Лужки солдаты лейтенанта по имени Алексей. Они, узнав эту трагическую историю, соорудили деревянный памятник в глухом лесу, на том месте, где односельчане похоронили расстрелянных. Позднее внуки и правнуки с поддержкой местного руководства установили более долговечный бетонный памятник героическим родственникам.

Памятник героически погибшим, Марфе Сергеевне и Максиму Васильевичу Лисичкиным в деревне Лужки

Памятник героически погибшим, Марфе Сергеевне и Максиму Васильевичу Лисичкиным в деревне Лужки

Памятник в деревне Лужки

Памятник в деревне Лужки

В XXI веке на это памятное место, отдать долг уважения Марфе Сергеевне и Максиму Васильевичу, приезжают уже их праправнуки.

О своих героях рассказал Новиков Юрий
Источник — «Бессмертный полк — Москва»

Поделиться записью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •