«На безымянной высоте…»

Этот снимок сделан ровно тридцать лет назад, день в день, – в стенах Московского пулеметно – минометного училища. Восемнадцатилетний курсант Юрий Твердовский подарил эту фотокарточку своей матери, не спокойной за сына, добровольно надевшего армейскую шинель.

Статья в газете "Советский железнодорожник"

Статья в газете «Советский железнодорожник»

Думал Юрий, что через год станет офицером и пойдет бить фашистов, а его уже через несколько месяцев вместе с другими курсантами, едва успевшими ознакомиться с азами военной науки, отправили на фронт. Какое тогда, в 42-м, было положение, говорить излишне. Хоть и получившие чувствительный удар, немцы не хотели смириться с крушением их надежд на быстрый захват столицы нашей Родины. Советские войска наступали, но каждый метр приходилось брать с боем.

Вот в такую фронтовую обстановку попал юный, не нюхавший пороху командир пулеметного отделения Твердовский. А под его началом было два расчета, то есть четыре человека – уже обстрелянных, прошедших со своим взводом путь от стен Москвы до Брянской области. Здесь, в районе железнодорожного участка Козельск – Сухиничи и состоялось боевое крещение Юрия Петровича Твердовсого.

Он помнит, что это был трудный (не только потому, что первый) бой и как отчаянно дрались бойцы, познавшие уже вкус победы над гитлеровцами, и что тут противнику опять пришлось отступить. Но подробности того боя стерлись в памяти Твердовского, может быть, оттого, что заслонены другим боем – последнем, отнявшем у Юрия Петровича обе ноги.

За несколько месяцев фронт на этом участке продвинулся не намного – лишнее свидетельство упорства врага. Взводу было отдано приказание: удержать высотку, представлявшую большую стратегическую ценность, до подхода главных сил советских войск. Было это недалеко от Брянска.

Немцы, конечно, отлично понимали важность этой высотки и бросали на ее штурм новые и новые силы. Они намного превосходили численностью и вооружением ресурсы защитников, полагавшихся на собственную силу и выгодную позицию да еще и на мощь пулеметного огня. За него-то и нес ответственность Твердовский как командир пулеметного отделения – в начале боя и как единственный оставшийся в живых пулеметчик – к исходу суток. Да, от взвода осталось всего лишь двое бойцов. Вторым был стрелок – Юрий Петрович помнит только его имя: Володя. Отложив винтовку, он стал вторым номером пулеметного расчета, а первым был Твердовский.

Больше суток длился этот страшный бой. До последнего патрона сражались два бойца. А  когда и этого последнего патрона не стало, и Юрий Петрович приподнялся в бессильной ярости, автоматная очередь прошила ему обе ноги. Он успел еще услышать резкий свист, характерный для полета мины, но тут же перестал что-либо слышать и понимать.

Немцы, вероятно, решили сделать передышку в атаках, не зная, что высотка беззащитна. А вскоре подошли наши войска.

Что стало с товарищем, Твердовский не знает. Он очнулся через несколько суток в госпитале с обмороженными руками и ногами. Руки спасти удалось.

Инвалид в девятнадцать лет…

— Настроение было ужасное, — говорит Юрий Петрович. – Спасибо моему другу детства Ирине Триус. Она в полном смысле подняла мне дух. Это человек огромной силы воли, оптимист. Буквально заставила меня учиться, поддерживала в самые трудные минуты. Я кончил экстерном десятилетку. Поступил в техникум. Упорно учился ходить без костылей…

И в самом деле, когда Юрий Петрович вошел в редакцию, я не мог подумать о том, что вы уже знаете. Я увидел бодрого, моложавого человека со спокойным добрым лицом, с негромким мягким голосом.

Сейчас Твердовский почти уж двадцать лет работает на Центральной станции связи – в последнее время старшим электромехаником.

Твердовский Юрий Петрович

Твердовский Юрий Петрович

— Очень многим я обязан товарищам, государству. Я награжден орденом «Красной Звезды», медалью «За оборону Москвы», получаю пенсию по инвалидности, бесплатно получил автомобиль «Запорожец». У меня была возможность учиться, приобрести специальность, и работаю я наравне с другими!

Сложилась неписанная традиция считать 23 февраля не просто Днем Советской Армии и Военно-Морского флота, а вообще «мужским» праздником. Ну что ж, таких мужчин, как Юрий Петрович Твердовский, нужно поздравлять в первую очередь.

В. Сенин. НА БЕЗЫМЯННОЙ ВЫСОТЕ…// Советский железнодорожник. – 18 февраля 1972г. — № 7 (2342)

О своем герое рассказал Твердовский Александр
Источник — «Бессмертный полк — Москва»

Поделиться записью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •