«Дорогие мои Шурочка, Идочка и Маргариточка, шлю вам свой сердечный привет и крепко, крепко целую»

Мои бабушка и дедушка прожили вместе всего 7 лет, до осени 1941 года, когда Григорий Николаевич Новиков – сотрудник Наркомата речного флота, отправил жену с двумя дочерьми в эвакуацию в Ульяновск. А сам записался добровольцем, несмотря на то, что имел по должности освобождение от призыва.

Григорий Николаевич Новиков со своей женой Александрой Ивановной и дочкой

Григорий Николаевич Новиков со своей женой Александрой Ивановной и дочкой

Семья узнала об этом только в 1966 году, когда в здании Министерства речного флота РСФСР на углу Петровки и Кузнецкого моста открывали памятную доску с именами погибших сотрудников.

Дедушка погиб 29 ноября 1942 года, когда старшей дочке было всего 7 лет. Капитан, много лет водивший суда по Волге, он почему-то попал на курсы лейтенантов, расквартированные в Москве. Там переболел желтухой, в июле 1942 года получил звание лейтенанта и назначение в Амурскую Краснознаменную флотилию. 16 июля он отбыл туда и прибыл в Хабаровск около 7 августа (именно этим днем датирована последняя из сохранившихся открыток).

Григорий Николаевич Новиков

Григорий Николаевич Новиков

Однако, уже в начале осени ему пришлось проделать обратный путь. Тогда большую часть свежих частей из-за Урала направляли под Сталинград. Командиру минометной батареи, лейтенанту Новикову, тоже суждено было помочь разгрому армии Паулюса, но – косвенно. Его часть отправили под город Белый, расположенный юго-западнее знаменитого Ржева, где 26 ноября 1942 года началась операция «Марс». Имитируя наступление, советское командование пыталось связать силы фашистов, не дать возможность перебросить войска под Сталинград. Задача была выполнена – ценой десятков тысяч жизней. Против наступавших немцы бросили более 30 дивизий, в том числе 4 танковые.

Григорий Николаевич Новиков

Григорий Николаевич Новиков

Зайдя на сайт Центрального архива Министерства обороны РФ, я вздрогнула: вместе с дедом, в братской могиле в деревне Шайтровщина, покоится 1212 человек. И все же нашей семье повезло: в отличие от многих, павших под Ржевом и Белым, дед погиб, а не пропал без вести. Тогда это значило, что семья получала право на пенсию по потере кормильца.

Бабушка, Александра Ивановна, замуж больше не вышла. Подняла дочерей, потом растила нас – внуков. И хранила память о муже, отце, дедушке. Потеряв во время эвакуации практически всё имущество, она сохранила дедушкины справки о списании на берег, фотографии и другие документы, благодаря которым, сегодня можно восстановить его биографию.

Григорий Николаевич Новиков

Григорий Николаевич Новиков

Дед родился 14 ноября 1905 года. Самая ранняя справка датируется 1921 годом. Она удостоверяет, что в тот год он работал матросом на барже «Лебедь» волжского нефтеналивного флота. С тех пор, летом он ходил по Волге, а зимой учился в Рыбинском рабочем техникуме водного транспорта. 7 мая 1924 года, Григорий Новиков получил там «Временное свидетельство об успешном прохождении испытаний на звание штурмана II разряда речного и озерного плавания». После этого 4 года был штурвальным, а в 1928 году, 23-летний штурман стал старшим помощником капитана на пароходе «Демократ». В 1932 году, он – помощник капитана парохода «Память Воровского», а вскоре становится его капитаном. Судя по воспоминаниям бабушки, на нем он служил до 1939 года, когда получил назначение начальником пристани «Большая Волга». Тогда это был ключевой пункт нового канала имени Москвы, место его соединения с Волгой, в районе деревни Иваньково (сейчас – окраина Дубны). По-видимому, с этой должностью Григорий Новиков справился успешно, т.к. через год его перевели в Наркомат речного флота, а весной 1941 года даже хотели послать в командировку в Монголию. Похоже, дед к тому времени стал опытным управленцем. От несостоявшейся командировки осталось фотография на бабушкин загранпаспорт, на которой она снята вместе с дочками.
Сохранились открытки, которые дедушка писал семье весной и летом 1942 года, когда учился в Москве на лейтенантских курсах.

«Здравствуйте! Дорогие мои Шурочка, Идочка и Маргариточка, шлю вам свой сердечный привет и крепко, крепко целую.»

Так начиналось каждая открытка. В последней открытке от 7 августа 1942 года, уже с Дальнего Востока, он просил:

«Шуренка, сфотографируйся с ребятами и пошли фотокарточку. Увидеть всех хотелось давно.»

Я не знаю, успела ли бабушка выполнить эту просьбу. А если даже и успела, вряд ли фото дошло до адресата: вскоре оба они двинулись к Москве и письма наверняка затерялись.

Александра Ивановна с детьми (1941 год)

Александра Ивановна с детьми (1941 год)

Той же осенью, бабушка с дочерьми вернулась из эвакуации в разоренную квартиру в поселке Водники под Москвой. (Там они жили с 1937 года, когда деда, как и многих речников, перевели с Волги в новое Московское пароходство, на только что открытый канал имени Москвы.) А в начале 1943 года Александра Ивановна узнала о гибели мужа.

О своем герое рассказала Зотова Екатерина
Источник — «Бессмертный полк — Москва»

Поделиться записью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •