Актёр Василий Лановой: о войне и мире для маёвцев

Концертный зал Дворца культуры и техники Московского авиационного института (национального исследовательского университета) погружается в полумрак, поминутно слышен шелест букетов, которые 31 марта принесли с собой гости удивительного творческого вечера. Вечера, который наверняка запомнится надолго.

На сцене появляется великий актёр, его мягкая улыбка, обаяние, неповторимый голос хорошо знаком каждому из нас по ролям Ивана Вараввы из киноленты «Офицеры», Анатоля Куракина из «Войны и мира», Артура Грея из «Алых парусов». Это несравненный Василий Лановой, народный артист СССР. Зал взрывается аплодисментами…

Василий Семёнович будет рассказывать о страшной войне, которая подобно огромной кровавой воронке унесла с собой частичку каждой семьи, никого не пощадив. И это поистине бессмертный вклад в Великую Победу, в честь 70-летия которой в Городах-Героях, военных частях и учебных заведениях под заголовком «Спасибо за память, потомки!» будут проходить концерты Василия Ланового. Такой подарок преподносит патриотическая организация «Бессмертный полк» при поддержке Министерства обороны России.

— Меня совершенно поразила необычная торжественность процессии, которую я увидел два с половиной года назад в Томске, — начал своё выступление Василий Лановой. — В День Победы по главной площади города проехала военная техника, а следом за ней шли сотни мужчин, женщин, детей… Они несли в руках портреты своих близких. Это были отцы, матери, братья, сёстры, мужья… Стояла мёртвая тишина, все преклонились перед великой памятью о том поколении, так точно запоминались и связывались имена. А через два года подобные мероприятия прошли ещё в двухстах российских городах.

Меня так поразило это единение, связь времён, русского духа в память поколения, которое заплатило такую цену за Победу, что я решил участвовать в проекте «Бессмертного полка».

Семью Василия Семёновича Великая Отечественная война тоже коснулась. Когда она началась, мальчику было всего 7 лет, но он отчётливо помнит каждый день, проведённый в оккупированной Украине. Вместе с сёстрами за два дня до вторжения немецко-фашистских войск в советскую Россию маленький Вася отправился туда к дедушке с бабушкой.

— Мы сели в поезд 20 июня 1941 года и сошли на станции Абамеликово, между Винницей и Одессой, в 80 километрах от Одессы в 5 утра 22 июня. Над нами летели самолёты бомбить Одессу. Мама, которая обычно после отправки нас с сёстрами приезжала через некоторое время к нам на дачу, не приехала ни через две недели, ни через месяц, ни через год, ни через два года. Вот так и жили целых четыре года — ничего не знали о них, а они ничего не знали о нас.

Мама вместе с отцом работала на химическом заводе, предприятии № 754 в Москве. 23 июня 1941 года их заставили вручную наливать противотанковую жидкость: автоматика работать отказывалась. От войны у мамы осталась инвалидность первой группы. До самой смерти от колоссального перенапряжения, нервозности, голода у неё отказывалась подниматься стопа ноги. Вот вклад моей семьи в эту Победу. 9 мая я понесу портреты своих родителей по городским площадям.

Перед глазами маленького мальчика, впоследствии прожившего на киноэкране ни одну жизнь фронтового офицера, мелькали кадры отступления и наступления советских войск, освобождавших Родину от оккупантов.

— 10 апреля 1944 года нашими солдатами была взята Одесса. Немцы бежали на громадных чешских машинах, переполненных оружием и боевой техникой. Три месяца на Украине было чёрное, как смоль, небо ночью и грязь, в которой застревали эти грузовики. Немцы сами их поджигали, взрывали, и кострища взмывали в чёрное украинское небо как космогоническое пламя.

Запомнился и страшный эпизод встречи с немецким солдатом, после которого мальчика пришлось даже лечить от заикания.

— У нас жил в хате немец, толстый такой, небольшого росточка, — вспоминает Василий Семёнович. — Как видел нас с сёстрами, то начинал плакать, показывая фотографию своих детей такого же приблизительно возраста. Этот немец преподнёс мне в подарок пояс — красивый такой, с бронзовой бляхой. Захотелось мне его надеть. Мальчик же ещё был, многого не понимал. Надел и пошёл на улицу. Мимо меня проезжала немецкая машина, остановилась. Грубый голос немецкого солдата велел мне подойти и отдать мою драгоценность. Я отказался, сказал, что это подарок. Немец захохотал, но всё же настойчиво приказал: «Верни». Я потупился. Тогда он взял автомат и дал пулемётную очередь над моей головой, головой семилетнего ребёнка. Подарок свой я отдал и после этого на нервной почве начал заикаться. Актёр из меня получиться просто не мог, и когда в 1944 году мы вернулись в Москву, мама повела меня к доктору. Врач посоветовал петь украинские песни, в которых самые длинные гласные. Я днём и ночью пел эти песни и вылечился от заикания. Но память о той страшной истории осталась навсегда.

С персонажем своей будущей первой гражданской великой роли в кино, Павкой Корчагиным из произведения Николая Островского «Как закалялась сталь», Василий Лановой познакомился ещё школьником. Тогда он не знал, что станет актёром. Но Павка появился в его жизни благодаря преподавателю Николаю Ивановичу, который во время войны, невзирая на запреты румынских солдат, союзников фашистов, следивших за порядком в Васиной школе, прочитал мальчуганам эту удивительную книгу о подвиге молодого советского человека.

— Когда я учился на третьем курсе театрального института и снимался в какой-то картине в Киеве, ко мне стали присматриваться режиссёры фильма «Как закалялась сталь». Мне предложили попробоваться на главную роль. Я ответил, что никаких проб не будет, я должен играть. И всё тут! На что они недоумённо спросили — почему именно ты. А потому, отвечаю, что с Павкой я познакомился ещё в июле 1941 года. Меня утвердили. Это была моя первая гражданская великая роль.

Мой путь в кинематограф начался с роли отнюдь не Павки Корчагина, а с киноленты «Аттестат зрелости» 1954 года. После Павки были другие картины, которые вошли в золотой фонд советского кинематографа, — «Алые паруса», «Коллеги», «Иду на грозу», «Анна Каренина», «Война и мир», «Офицеры». Я сыграл в тандеме с великими артистками — Алисой Фрейндлих, Руфой Нифонтовой, Людмилой Чурсиной, Ириной Купченко. Но когда меня спрашивают, какая же самая любимая моя роль, то всегда отвечаю — эпизод на пляже из фильма «Полосатый рейс», — с улыбкой говорит Василий Семёнович, но признаётся, что настоящая любовь связывает его всё же с театром. На подмостках театра Вахтангова Лановой уже 57 лет.

Наступил момент высокой, трогательной поэзии — поэзии войны, торжественной и звучащей в каждом сердце музыкой памяти. Великий актёр читал бессмертные строки Александра Трифоновича Твардовского («Я знаю, нет никакой моей вины / В том, что другие не пришли с войны…», «Я убит подо Ржевом»), Семёна Гудзенко («Когда на смерть идут, — поют, а перед этим можно плакать. / Ведь самый страшный час в бою — час ожидания атаки…»), Михаила Светлова («Чёрный крест на груди итальянца…»). Жгучими строчками военных песен и стихов было пропитано всё второе отделение концерта. Зрители не скрывали слёз…

Концерт прошёл на одном дыхании, никто не заметил, как пролетело время. В конце мероприятия руководство общественной организации «Бессмертный полк» и Василий Лановой наградили ректора МАИ Анатолия Геращенко и преподавателей вуза памятными призами и грамотами.

От этого удивительного вечера остались фотографии на память, на которых запечатлена встреча поколений, — тех, кто видел и пережил эту войну, и молодых ребят, студентов МАИ, которые наслаждаются мирным небом над головой, безвозмездно подаренным русскими воинами-освободителями ценой собственных жизней.

Источник — Официальный сайт «МАИ»

Поделиться записью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •